Close

25.10.2017

Стреленки на картах в разные года.

Стрелёнки 1782 год

Первое упоминание о Поселении «Стрелёнки», которое мне удалось найти датируется 1782 годом.

На то время это была деревня с пахотными землями по берегам реки Пополта, окружённая лесами.

Ниже представлены карты, на которых обозначено наше поселение, начиная с 1782 года и до наших дней. На некоторых картах название пишется с двумя НН, то есть СтрелеННки, а на одной СтрелИнкА и СтрелЬнИки. Ни на одной из карт, не пишется через Ё, везде через Е, то есть СтрЕленки.

Название реки Пополта имеет литовское происхождение. Видимо в период литовского завоевания 14-15 вв. это название и закрепилось за рекой. В переводе с литовского означает “мутная, темная вода”. Действительно вода в реке имеет темно-коричневый цвет. Такой цвет обеспечивает листва, опадающая с деревьев и ложащаяся на дно ручьёв, которые питают реку. Хотя подтверждения этому я не нашёл. Напротив, если пытаться перевести с помощью переводчика с литовского языка слово «po polta», то больше всего подходит перевод как Po-после, Poltavos-Полтава, то есть «После Полтавы».

Каждая деревня славилась своими мастерами: в Пузикове — сапожники и плотники.

 

Стрелёнки 1989 год

Стрелёнки 1989 год

Стрелёнки 1941 год

Стрелёнки 1941 год

Стрелёнки 1941 год

Стрелёнки 1941 год

Стрелёнки 1910 год

Стрелёнки 1910 год

Стрелёнки 1850 год

Стрелёнки 1850 год

Стрелёнки 1826 год

Стрелёнки 1826 год

Стрелёнки 1782 год

Стрелёнки 1782 год

 

Легенды

Как у любого места и у любой вещи у посёлка есть свои тайны и легенды. Одни обросли слухами и передаются как былины, другие ещё можно подтвердить документально, но не хватает исследовательского духа. Я попробую рассказать и о тех и о других.

Самой невероятной легендой является легенда о якобы существовавшем подземелье ходе от церкви св. Николая. Ход этот проходил под рекой и уходил в сторону деревни Захарино. Другой его выход вёл юго-запад (в расположение нынешней школы). Один из выходов был завален огромным валуном. Окончание другого находится под нынешней школой. Если мы начнём искать подтверждение этой легенды и выйдем к развалинам церкви, то за рекой то за рекой увидим огромный камень, может это и есть тот валун?

Легенда другого направления это существование некого помещика Ешина.

Занимаясь изучением данной темы, я натолкнулась на упоминание о нём в документах, но где проживал этот помещик, какие территории ему принадлежали, не упоминалось.

Я, может быть, и не обратила, если бы не услышанное мною с детства Ешинские поля. Это название употребляется в деревне Шахово. Каждое поле в посёлке имеет своё название, вот и сенокос за рекой Пополта носит название Ешинские поля. Я пыталась расспросить бабушек об этом названии и все они отвечали, что эти поля раньше принадлежали помещику Ешину

Летом, взяв с собой нескольких друзей, я отправилась исследовать окрестности полей. Обойдя все поля, вот к каким результатам мы пришли.

Если начать обход полей с севера от Полуянова моста через реку Пополту, то мы поглядим в чётко распланированный липовый лес. Деревья здесь посажены строго в ряды, правда, лес зарос кустарником и мелким подлеском, но огромные липы возвышались над ними.

Мы сделали вывод, что это бывшая единственная аллея, ведущая к реке. Такой вывод позволил нам сделать тот факт, что по другую сторону реки нет ни одной липы. Значит, в первом случае лишь были посажены искусственным путем.

Поднимаясь далее вверх, мы вышли на небольшой луг, пройдя его, мы вновь вступаем в лес. Но его состав меняется. По одну сторону мы видим четкую планировку посаженной дубовой аллеи, по другую перед явно просматривающимся холмом — три яблоньки и вишню. Кто и когда занес в лес эти хрупкие создания. Они совсем выглядят задавленными, измученными на фоне подступающих исполинов. Дубы нависли над ними и грозят поглотить их в скором времени.

Но вернемся к упомянутому мною холму. На конце луга начинается резкое возвышение. В диаметре, занимающем метров 20-30. Мы обошли этот холм — он не имеет продолжения и резкой смены рельефа, такое впечатление, что его насыпали искусственно. Мы позволили сделать себе вывод о возможности расположение здесь дома помещика.

В пользу на теории расположения здесь поместья Ешина говорит, и то, что по другую сторону реки когда-то располагалась небольшая деревня. Как она называлась, уже ни кто не знает.

Но я сумею сделать предположение, что поселение это относилась к собственности Ешина, и носило название Полуяново. Это предположение объясняется следующими фактам: мост через реку Пополту Варшавского шоссе проходит именно вместо предполагаемого нахождения поместья и существования безымянной деревни, продолжает носить имя Полуянова моста. Откуда взялось такое название.

Название моста упоминается в официальных сводках информбюро в период Великой Отечественной войны.

В документах, воспоминаниях о прорыве армии Белова у Полуянова моста.

Предположительно, что за мостом закрепилось название, принадлежащее деревне, к которой он вёл.

Легенды рождаются не только из глубины веков, но и в близкие нам времена. Такой легендой оброс слух об упавшем самолёте в Великую Отечественную войну. Сторожилы и сейчас могут показать место предположительного падения самолёта. В окрестностях расположены поля, одно из которых носит название “Самолёт”. Этот факт также требует доказательства, и он ждёт своего исследования.

Батищевская церковь

Наиболее загадочной из всех легенд, на мой взгляд, является история Никольского храма в селе Батищево.

Жизнь этого памятника окутана сплошной тайной.

Построена церковь была в 1750 году священнослужителями и благотворителями. Передана в 1911 году. Была известна на всю Калужскую губернию своей чудотворной иконой Николая Мерликийского, имела приделы Казанской Божьей Матери и Флора и Лавра.

Народ, где бы он ни жил, не застрахован от разных стихийных бедствий и об избавлении от них обращаются с молитвою к Богу. Так и в Мосальске – устраивались крестные ходы и молебствия. Так, было установлено гражданами ежегодно 10 июня приносить чудотворную икону Николая Мерликийского из Батищево, служить в течении 2-х недель по 4 – м церквам города всеношные и литургии и по домам молебствия, а накануне 14 июня в Соборе была торжественная всеношная: утром 14 июня – торжественна я литургия и по окончании ее, часов в 10 утра, молящиеся из собора с иконами и других 3-х храмов шли на виду к реке Можайке. Здесь совершалась служба с панихидой в память огромного разлива речки 14 июня 1814 года. От этого разлива погибло 19 человек, застигнутых ливнем. Не далеко от речки, на горке была сооружена часовня – памятник этого наводнения, и как говорили, на той границе, куда доходил разлив.

По окончании службы, с речки молящиеся шли по горке до поля, где также было большое молебствие по случаю постигших граждан Мосальска бедствий от холеры 1840 года. Умирало по 7 человек ежегодно и по предании сторожил после крестного хода летом 1840 года болезнь прекратилась.

Шествие крестного хода продолжалось далее мимо леса и огородов к дому А. И. Чернышова, где служился домашний молебен и затем где крестный ход подходил к камню, огороженному железной решеткой, где по преданию был алтарь полковой церкви (в честь когда то состоявших в Мосальске полков; приблизительно 1850-60-х годах). Здесь в это время стояла артиллерия, и производились маневры.

Затем, отслужив большой молебен, шествие продолжалось на кладбище и здесь служилась большая панихида по усопшим. Далее крестный ход отправлялся к репинским аллеям. У аллеи служили молебны, и шествие шло по Поповскому березняку к большаку и от большака иконы уносились по церквам, а молящиеся расходились по домам.

Вечером было гулянье в общественном саду.

Вообще картина крестного хода особенно в хорошую погоду была редкостная; молящиеся стекались из соседних городов – Серпейска, Мещовска и из многих сел и деревень. Шли под зонтиками разных цветов и в легких костюмах.

Но вернемся к нашему храму. Место, которое было выбрано для будущего храма, очень живописно. Сам храм был построен на горе, склон которого плавно спускался к реке. Сама церковь была обнесена кованым узорчатым забором, сейчас, когда церковь уже не существует, на ее развалинах торчат из земли перекореженные остатки от ворот. Далее, по большому кругу, за забором, церковь обрамлялась садом. В саду было много яблонь, грушевых и вишневых деревьев. С севера на восток, вдоль берега реки была разбита липовая аллея, параллельно ей с другой стороны располагалась точно такая же аллея из деревьев черемухи. Они вели вниз по склону к мосту через реку Нерочу.

С восточной стороны сад постепенно переходил в заросли сирени, за которыми вниз по склону, располагалось кладбище, доходившее до самой реки.

Перейдя по мостику через реку, мы оказываемся на лугу, в который плавно переходит склон горы. Луг расположен между устьями двух рек Пополты и Нерочи. В центре его находятся два пруда, имеющих квадратную и овальную формы, с северной стороны пруды окаймлялись липами и вязами.

По воспоминаниям сторожил, пруды эти имели искусственное происхождение, дно в них было выложено красным кирпичом. В самих водоемах было очень много лилий.

С севера на восток луг обрамлялся вторая река – Пополта.

Когда ты стоишь на вершине склона и смотришь вниз на раскинувшееся кладбище, а за ним луг, зажатый между двумя реками, и взор наш устремляется в стену леса, над верхушками которого встает солнце и поднимается пар от теплой воды рек. Зрелище необыкновенное.

Но вернемся к аллеям. В конце второй аллеи из черемухи расположен колодец, служивший и источником.

Люди, живущие в селе и сейчас называют его “ святым колодцем ”, верят в целебное свойства его воды. Каждый год на Крещение, после двенадцати часов ночи можно увидеть веерницу людей, тянущуюся к колодцу за святой водой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *